6
35
42

Все Блоги Самары

Про Сергея Мазаева и фуагру

Юрий Салихов Рантье

3 октября 2014, 11:27

Однажды у меня в кармане случайно сфотографировал телефон. Так просто и неожиданно я заполучил к себе в коллекцию культовую картину К. Малевича "Черный квадрат". С тех пор я стал ценить в искусстве простоту и доступность. Мне разонравился портрет изнеженной Лопухиной и я всем сердцем полюбил силу и красу кустодиевской купхичи.
Скажу больше, человек, восторгающийся купчихой, рано или поздно начинает бегать по концертам. Выражаясь высокопарно, чаша сия не миновала меня в тот же миг.
Мы с женой и раньше, бывало, куда-то ходили. Не то, чтобы от внутренней изжоги по прекрасному, а просто надо иногда баловать окружающий мир собой. А то ведь на земле столько беды и горя. Ужасный кошмар, мы с женой считаем. Тем более, когда у одного из нас в гардеробном узилище томится новое платьишко.

Есть такая группа - Scorpions. Это такой хор пожилых немцев, которых иногда тянет в Самару. Мне, например, тоже иногда хочется слопать сосиску в тесте, купленную на рынке. Но я себя сдерживаю. А они нет. Неугомонные люди. Главный у них, в таком чепчике, поёт на людях лирические куплеты про виндофченьчьчж и думает, что он молодец. Фигушки! Это мы молодцы. Мы за его билеты 12 тыщ отдали.
Нам как немолодым искусствоведам достались сидячие места. Когда мы перестали гордиться умением жить перед стоячими неудачниками, то стали обживаться. Соседи попались не менее гордые своим социальным положением, чем мы. Справа от нас бесперебойно кашлял человек-бацилла, сверху сдержано стонала от восторга пара ответственных офисных работников, снизу застыла усталая тётя, а слева конвульсировала энергичная девушка.
Вам никогда не доводилось сидеть в одной клетке с маятниковыми часами, которые каждую секунду качаются, а каждые полчаса бьют окружающих? Вам надо чаще бывать на концертах немцев в Самаре.
Как выяснилось, энергичная девушка обманула таки металлоискатели и пронесла на концерт в попе гвоздик. С одной стороны он мешал ей жить, а с другой  - помогал двигаться. Не было минуты, чтобы гвоздик не напомнил о себе госпоже: открыла сумочку - достала телефончик - закрыла сумочку. Включила телефончик - посмотрела - открыла сумочку - спрятала телефончик. Почесалась. Открыла сумочку. Достала зеркальце - закрыла сумочку. Почесалась. Открыла сумочку - убрала зеркальце - достала телефончик…
Прошел час уникального звука и потрясающего шоу. Уже отчетливо захотелось отлить Клауса Майне в золоте. А у неё, бедной, никаких перемен: открыла сумочку. Почесалась. Включила телефончик, закрыла сумочку…
Я считаю, в конечном итоге служба безопасности правильно сделала, что запретила проносить с собой на концерт канистры с бензином и плакаты "Умри, сука, с миром!"

Кроме бесперебойной девушки были и другие колоритные люди. Многие сорокалетние дяди, одетые в очки и остатки былых кудрей, истово помогали легендарным музыкантам, прыгая по танцполу. Они телом подражали лидер-гитаристу и в моменты его соло делали воображаемой гитарой вверх-вниз, вверх-вниз. Потом вдруг встали вряд - плечом к плечу и пузцом к пузцу. Лысеющих дядь набралось человек восемь, и всей этой дикой армадой они продолжили синхронно вспоминать молодость.
Рядом стояли мрачные жёны дядь. Каменными глазами они следили за своими дядями, чтобы те не упали, не запачкали штанишки, не обижали друг друга и вообще не слишком баловались. Впрочем, общая коллективная мысль жён была понятна и осязаема: "Ты бы на даче так копал, козёл маринованный!".
Больше чем "Still loving you" зал порвала ничейная тётя. Пол-концерта она невостребованной молью просидела в тёмном уголке, кутаясь в маскировочную шаль. А потом ни с того ни с сего выскочила на танцпол, прокричала что-то невообразимое и урезала такой тиктоник, что даже молодежь перестала ржать над дядями-копателями и с интересом попыталась повторить тётины исключительные кульбиты.
Пропала тётя также внезапно и бесследно, как и появилась.

Третьего дня был в ресторанчике. Фуагра была так себе. Я понял, у нас в стране с фуагрой всегда так себе. Я ел её второй раз в жизни, и опять она оказалась так себе. Как заканчивающий карьеру математик могу сказать - это закономерность, 100% неудач. То ли дело борщ и вареники. В цистерне съеденного мною борща и котловане вареников вряд ли можно отыскать и распробовать хоть чайную ложку невкусного.
Паршивую фуагру нам компенсировал услужливый официант - он привел за соседний столик живую и голодную легенду - Сергея Мазаева. Упал на колени, помолился, глянул на нас с презрением и убежал хвастаться повару, какой он крутой человек.
Мы страстно делали вид, что ужинаем с Мазаевым каждый день и что в этом нет ничего такого. И что звёзды тоже в некотором смысле люди. И что им иногда должно хотеться побыть без навязчивого внимания окружающих. Фуагра, сволочь такая, вообще не лезла.
Но тут в ресторан влетел вольный и дикий орёл - наш друг Юрашек. Заложив лихой вираж он ткнул пальцем в центр композиции и прокричал: "О! Мазаев!"
Юрашека нельзя не любить. Он сделан из доброты и счастья. И тем и другим он всегда щедро делится с планетой и её населением.
Мазаев полюбил Юрашека сразу. Других вариантов у него не было.
Через пару минут новый лучший друг Юрашека - Сергей Мазаев - был представлен и нам...
Под утро, пьяных, могучих, значительных и поющих "Я тебя никому никогда не отдам!" нас вместе с Мазаевым выставил за порог крутой официант. Повар, наверное, в это время портил на кухне фуагру на завтра.

Сергей оказался удивительным человеком. Умный, деликатный, образованный и не заносчивый, он покорил нас. Взгляд мудрого человека, пережившего горе, милосердие к слабым, знание истории и поиск себя. Скромный и сильный.
Спасибо вам Сергей за то, что отказались от фуагры!
Наверх